Новости с Украины

Когда пресс-служба украинского «Энергоатома» вышла с отнюдь не чрезвычайным сообщением об остановке по балансовому ограничению второго энергоблока Запорожской атомной электростанции, эта новость мгновенно попала на приоритетные места во всех новостных блоках.

Всё происходило строго по графику работ и вот вообще ничего экстраординарного не произошло. В настоящее время в работе на Запорожской АЭС находятся четыре энергоблока из шести. Еще один, а именно третий, энергоблок остановлен в прошлом месяце на 270 дней для проведения планового ремонта.

Да и радиационный фон и в самом районе расположения Запорожской АЭС, и в примыкающей к ней санитарно-защитной зоне в настоящее время вполне соответствует природному радиационному фону.

Но – тем не менее это рядовое сообщение мгновенно оказывается в центре внимания мировых СМИ.

И удивляться тут, в принципе, нечему.

Всем людям хотя бы более или менее информированным прекрасно понятно, что украинская ядерная энергетика в ее нынешнем состоянии является системным источником прямой угрозы безопасности всего европейского континента.

И для того, чтобы понять это, вовсе не нужно, что называется, быть «семи пядей во лбу».

Вот, к примеру, возьмем ту же Запорожскую АЭС, одну из самых благополучных, кстати, на Украине, и, на секундочку, крупнейшую в Европе. Если говорить об истечении именно проектного срока эксплуатации, то на настоящий момент времени там уже должна быть прекращена эксплуатация первых трех энергоблоков. Проектный срок эксплуатации ВВЭР-1000/320 «Запорожбе-4» заканчивается 18 декабря текущего 2017 года. «Запорожье-5», согласно проекту, должен быть остановлен 14 июля 2019 года. И только запущенный в 1995 году «Запорожье-6» может продолжать работу аж до октября 2025, дай ему Бог здоровья, и чтоб все там было хорошо.

Разумеется, «сроки были продлены».

Но не все.

Из пятнадцати атомных энергоблоков Украины срок эксплуатации продлен только для четырех — на десять и двадцать лет. И тут опять-таки нет ничего удивительного: стоимость продления срока эксплуатации для одного блока того типа, что используется в украинской ядерной энергетике, в среднем составляет 300 миллионов долларов США. Ни у "Энергоатома", ни у правительства Украины таких денег, естественно, просто напросто нет. И, простите, не предвидится. А это означает, что продление эксплуатации энергоблоков, если оно произойдёт, будет абсолютно формальным. При этом количество аварийных ситуаций на атомных станциях, которых и так фиксируется, мягко говоря, немало – полтора-два десятка (!) за год - будет только нарастать.

Тут все просто.

Вся – подчеркиваем, вся, включая введенный в 1995 году 6-й энергоблок ЗАЭС (его позднее введение в эксплуатацию связано исключительно с «чернобыльским мораторием») атомная энергетика Украины есть наследие «злочинной рядяньской влады». И хотя строили проклинаемые нынешними украинскими властями «советы» на совесть и с гигантским запасом прочности, - все имеет свой, в том числе и чисто технологический предел.

Украинская атомная энергетика, доставшаяся этим бабуинам в наследство, – элементарно стара. А последние три года еще и живет в перманентном режиме чрезвычайной ситуации из-за постоянных перебоев то с поставками природного газа, то нехватки антрацита: восполнять выпадающие временами мощности приходится исключительно за счет «мирного атома».

А теперь дополнительное веселье: буквально за день до отключения второго энергоблока министр энергетики и угольной промышленности Украины Игорь Насалик отмечал, что чрезвычайные меры на рынке электроэнергии предусматривают переход блоков АЭС на работу в режиме недельного маневрирования.
Это, по его словам, позволило бы сократить потери теплогенерации.

При этом сей «национально-ориентированный энергетик» то ли не знает, в связи с неполной профессиональной пригодностью, то ли элементарно не хочет знать, что если эпизодически повышать мощность АЭС при вечерних и утренних всплесках потребления электроэнергии, то будут возникать серьезные проблемы уже на самих генерирующих мощностях. В 2016 году из-за таких экспериментов только на Ровенской АЭС дважды возникала аварийная ситуация.

И когда очень неплохо разбирающийся в кондитерском бизнесе украинский президент Порошенко с гордостью заявляет: «Мне приятно сообщить, что мы резко увеличили долю атомной энергетики в общем энергетическом балансе. Было 47%, сейчас стремительно приближается к 60%. А это миллионы тонн угля, в которых больше не нуждается Украина», - то всему остальному миру самым естественным образом становится несколько не по себе.

Комментарии от пользователей "ВКонтакте"

Поделиться

Реклама

Курс гривны

Межбанковские курсы валют

Реклама

Статистика